Доллар, спасайся!

0
Доллар, спасайся!

Анализу ситуации с долларом посвящена статья Витольда Гадомского в  «Gazeta Wyborcza”.

 

На протяжении ста лет доллар был символом преимущества американской экономики. Миллионы людей в странах, не имеющей конвертируемой валюты, мечтало о зеленых банкнотах и хранило в них свои сбережения, веря, что доллар никогда не утратит стоимости. Но за последние семь лет стоимость доллара по отношению к евро и большинству других валют снизилась почти наполовину. Еще недавно известный американский экономист Роберт Барро призывал менее развитые страны к отказу от борьбы за стабильность собственной валюты, заменив ее надежным долларом. Сегодня эти советы кажутся  довольно экзотическими.

 

Падение курса доллара создает проблемы не только американцам, которые вынуждены все больше платить за импортные товары и за привычные путешествия по миру. В ожиданиях худшего замер и остальной мир. Пять лет назад доллар США стоил более чем 1,5 канадских доллара, а сегодня эти валюты идут плечом к плечу. «Канадец» даже на волосинку опережает своего американского коллегу. По этой причине канадские товары стали для американцев слишком дорогими, и многие фирмы отказались от закупок у своих северных соседей.

Возможно ли, что мир навсегда утратил уважение к зеленым банкнотам? На этот вопрос сегодня никто не может ответить.  

 

Жизнь в кредит

Экономика Соединенных Штатов по праву считается самой инновационной и динамичной в мире. С 2000 г. бюджет страны ежегодно растет в среднем с темпом 2,5 процента, в то время как аналогичный показатель стран зоны евро едва достигает 1,8 процента. Как же это возможно, чтобы страна с такой мощной экономикой одновременно имела такую слабую валюту? Объяснение достаточно простое: американцы, хоть и являются богатыми, уже много лет потребляют больше, чем позволяют их возможности.

 

В третьем квартале 2007 года чистые сбережения американских семей составляли всего лишь 56,7 млрд. долларов, или 0,4 процента ВВП. Общие сбережения ( включая фирмы) достигали 200 млрд. долларов – неполных 1,5 процента ВВП. За последние годы личные сбережения стали по сути «пассивом», поскольку их величина была меньшей, чем сумма полученных кредитов.

 

Более того, сбережения в масштабах страны съедались из-за огромного дефицита бюджета, который в прошлом году составлял около 200 млрд. долларов. Америке же, для финансирования своего развития, ежегодно требуется капитал величиной 1,7 триллиона долларов. Недостаток собственных средств компенсировался иностранными кредитами в размере около триллиона долларов ежегодно.

 

Правительство США эмитирует облигации и, так называемые, T-bills, которыми финансирует дефицит бюджета. В течение многих лет эти ценные бумаги были весьма привлекательны для вложения капитала. Ведь Америка всегда была страной низких финансовых рисков. Однако, в прошлом году поток иссяк, и это стало непосредственной причиной падения доллара.

 

Дыра в платежном балансе США огромна – несколько лет составляет 5-6 процентов госбюджета, а в зоне евро традиционен профицит бюджета. Рекордным оказался 2006 год – дефицит бюджета составил 800 млрд. долларов. Если бы какая-либо страна Третьего мира имела такой дефицит, немедленно погрузилась бы в пучину сильнейшего кризиса.

 

Почему американцы живут в кредит? Потому что привыкли к такому образу жизни. Они не хотят ожидать, пока смогут купить дом или автомобиль за собственные деньги. Входя во взрослую жизнь, берут первый кредит, который потом выплачивают за счет нового кредита. Продают дом, приобретенный по ипотечному кредиту, и покупают новый, больший, взяв следующий кредит. Экономика приспособилась к таким правилам игры. Если бы вдруг американцы стали больше экономить, т.е. отказались бы от кредитов, спрос бы резко упал и в экономике началась бы рецессия. В далекой перспективе это было бы полезно, но политики, как правило, мыслят перспективами короткими.

 

Падение нового порядка  

Летом 1944 года в американском городе Бреттон Вудс для выработки нового порядка валютного обращения встретились 730 делегатов из 44 стран. Президент США Франклин Делано Рузвельт и министр финансов Генри Моргентау предложили, чтобы основной валютой новой системы стал доллар. Предложение было принято.

 

Так и было, пока до 1971 года доллар обменивался на золото. Центральные банки в любой момент могли обменять имеющиеся доллары на золото по стабильному курсу 35 дол. за унцию. Международный валютный фонд (МВФ) следил за тем, чтобы курсы валют были стабильными в отношении к доллару и золоту.

 

Система действовала до тех пор, пока правила не поломал важнейший игрок – сами США. Fed ( Банк федеральных резервов США) печатал все больше «зеленых», которыми финансировал дефицит торгового баланса и войну во Вьетнаме. 15 августа 1971 года президент Ричард Никсон отменил обмен доллара на золото. Порядок, установленный в Бреттон Вудс, перестал существовать. Мир окунулся в валютный хаос, из которого начал выбираться только в 90-х годах.

 

МВФ рекомендовал, чтобы курсы валют были плавающими и определялись на рынке. Центральные банки, однако, заботились о низкой инфляции, что косвенным образом стабилизировало курсы.
В 1994 году Народный банк Китая установил курс юаня в отношении доллара на постоянном уровне. Мир не обратил на это внимания, так как китайский экспорт был тогда относительно небольшим и играл второстепенную роль в мировой экономике. Но за последние 15 лет китайский экспорт вырос почти в десять раз. В 2004 году Китай опередил Японию, заняв третье место в списке наибольших экспортеров. В прошлом году китайцы экспортировали товаров на 1,2 трлн. долларов!

 

Наибольшим партнером Китая являются Соединенные Штаты. В прошлом году дефицит баланса США в торговле с Китаем превысил 250 млрд. долларов. Другими словами, одна треть в дефиците общего торгового баланса США приходится на Китай! У Америки также большой дефицит в торговле с другими странами Восточной Азии – Японией ( 83 млрд. дол.), Малайзией ( 21 млрд. дол.), Тайванем и Южной Кореей ( по 15 млрд. дол.).

 

Твердый курс юаня облегчает Китаю экспорт в США. Благодаря ему,  китайские товары несравнимо дешевы на американском рынке. Если бы курс юаня был плавающим, эта валюта сегодня стоила бы, по крайней мере, в два раза дороже, чем десять лет назад, а экспорт и профицит в торговле с США был бы несколько меньше. Но Китай жестко удерживает курс юаня – за десять лет он повысился меньше чем на 20 процентов.

 

Круг замыкается 

Пять лет назад американские экономисты Майкл Дули, Дэвид Фолкертс-Ландау и Питер Гарбер в работе « An Essay on the Revived Bretton Woods  System» утверждали, что в мире утвердился новый порядок валютного обращения, назвав его Бреттон Вудс II. В основе этого порядка лежат финансовые потоки между США и Восточной Азией. Азиатские страны зарабатывают на экспорте в США, но, одновременно, своими профицитами торгового баланса, финансируют развитие Соединенных Штатов.

 

Это означает, что азиатские страны сегодня являются наибольшими кредиторами США. Китай имеет наибольшие резервы в иностранной валюте в мире – более 1,5 триллиона долларов, из которых 70 процентов помещено в американские долговременные ценные бумаги. Прежде всего, в облигации правительства США. Китай скупает доллары, чтобы поддержать стабильный курс юаня. Стабильный курс увеличивает экспорт и углубляет торговый дефицит США. Круг замыкается.

 

Несколько лет назад механизм Бреттон Вудс II казался стабильным, пока его использовали обе стороны. Соединенные Штаты получали восточноазиатский капитал, благодаря которому могли жить в кредит, а Азия имела в своем распоряжении обширный американский рынок сбыта, благодаря которому быстро развивалась.

 

Дули, Фолкертс-Ландау и Гарбер утверждали, что новый порядок захватывает и политическую плоскость. Благодаря экспорту в США развивающиеся страны ( не только Восточная Азия, но и Россия, и другие нефтяные страны) имеют общие с Соединенными Штатами интересы, превалирующие над имеющимися политическими разногласиями. Таким образом, глобальные экономические интересы стабилизируют и политическую ситуацию в мире. Как во времена действия Бреттон Вудс происходила  холодная война и страны, имеющие валюты, связанные с долларом, были по одну сторону баррикады, так и Вудс II действует во время войны с терроризмом, которую возглавляют США, а Россия, Китай и умеренные арабские страны находятся на ее стороне баррикады. Однако, может ли механизм, основывающийся на аккумулировании долга, действовать длительное время?

 

Закат доллара?

Не все экономисты поддержали теорию Бреттон Вудс II. Полемизировал с ней, например, проф. Нуриэль Рубин из Нью-Йоркского университета, бывший советник министра финансов, один из известнейших специалистов по макроэкономике. Три года назад он писал: « аналогия между оригинальной системой Бреттон Вудс и «Бреттон Вудс II» ошибочна. Соединенные Штаты не финансировали холодную войну в 50 и 60 годах за счет огромного долга, вытесненного за границу, дефицита бюджета и платежного баланса.

 

Наоборот, до 1960 года имели профициты. Да и политические связи с Восточной Азией и Россией значительно слабее, чем связи, соединяющие США и Европу в 50-60-тых годах. Китай, например, реализует свои интересы в Иране – стране, недружественной Америке.(…) Существует граница финансирования американских потребностей капиталом остального мира, а США эту границу перешли. В результате существуют большие риски обрушивания существующей валютной системы, роста процентных ставок в США и падения таких активов, как акции или недвижимость».

Предсказания Рубини сбылись почти на сто процентов. Сегодняшний финансовый кризис является производной от неравновесия, удерживающегося несколько лет в американской экономике, а также войны в Ираке, затраты на которую Нобелевский лауреат Джозеф Штиглитц оценивает в 3 триллиона долларов. А реакция Fed, заключающаяся в ослаблении валютной политики и срезании процентных ставок, способствует дальнейшему ослаблению доллара.

 

Падение курса доллара приводит к тому, что страны, которые до последнего времени финансировали Соединенные Штаты и сохраняли наибольшие долларовые резервы, несут огромные убытки. Резервы Народного банка Китая растут, как на дрожжах, но их стоимость, выраженная в других валютах, увеличивается значительно медленней. Теряет также и Россия, традиционно  получающая расчеты за газ и нефть в долларах.

 

Доллар был и остается основной валютой торговых контрактов не только с участием американцев, но и между контрагентами других стран. Бразильский экспортер кофе получает расчеты от японского покупателя в долларах. Шведский бизнесмен, заключающий большой контракт с Малайзией, меняет кроны на доллары. В долларах заключается большинство нефтяных контрактов. Между СЩА и Саудовской Аравией существует неписаное правило, что за нефть может быть только расчет в долларах, независимо от покупателя. Взамен США гарантируют безопасность монархии.

Однако, это верховенство доллара, начинает рушиться. Несколько нефтяных стран, состоящих в недружественных отношениях с США – Иран, а в последнее время Венесуэла и Эквадор, уже прекратили расчеты в долларах. В конце февраля Россия заявила о постепенном прекращении расчетов по нефтяным контрактам в долларах. Намеревается получать расчеты в рублях. Процесс ухода от доллара будет углубляться, если Вашингтон не предпримет шагов, рассчитанных на восстановление равновесия в обмене с остальным миром.

 

Как ему помочь

Процесс выздоровления доллара может быть болезненным, а сегодня, когда Fed борется с кризисом, вливая в банковскую систему сотни миллиардов долларов, является вообще трудно представляемым. Но через несколько лет – кто знает? В 1979 году шеф Fed Поль Волкер поднял процентные ставки на величину около  20 процентов, благодаря чему быстро остановил инфляцию, правда, ценой глубокой рецессии.

 

Это решение, однако, способствовало тому, что в 80-х годах Соединенные Штаты перестроили экономику, а в 90-х пережили наибольший расцвет после II мировой войны. Маневр Волкера укрепил доллар и вернул ему надежность.

 

Сегодня подобный шаг представляется маловероятным, но еще труднее поверить в полный закат зеленой валюты. Доллар все еще остается важнейшей мировой валютой. Согласно данных МВФ в прошлом году 63 процента валютных резервов всех центральных банков были номинированы в долларах. Это меньше, чем в 2000 году, когда доллары обеспечивали почти 70 процентов резервов, но все равно впечатляюще много. Мир действительно теряет уважение к доллару, но очень медленно. Может быть, этот процесс ускорится, когда в очередной раз центральные банки объявят об изменении структуры своих валютных резервов и уменьшат зависимость от доллара.